19 ноября вторник
СЕЙЧАС -23°С

Открой своё сердце: как врачи спасают человека, который может внезапно умереть из-за редкой болезни

Фоторепортаж из операционной — хирурги включают музыку и заставляют сердце работать

Поделиться

Раньше НГС уже побывал в операционных нейрохирургов, в неотложке и у травматологов. А в этот раз попал к кардиохирургам  

Раньше НГС уже побывал в операционных нейрохирургов, в неотложке и у травматологов. А в этот раз попал к кардиохирургам  

Это место закрыто от посторонних глаз, и чтобы попасть сюда, нужно пройти самую суровую охрану и предъявить несколько пропусков. Речь об операционной, где ведущие сибирские кардиохирурги спасают жизни — люди с самыми редкими диагнозами съезжаются к ним со всей страны и подолгу ждут своей очереди на лечение. Врачи пустили корреспондентов НГС в сердце клиники Мешалкина — в одну из операционных, где шла сложнейшая операция, и объяснили, почему пациентов у них должно быть гораздо больше.

Человек, который впервые попадает в операционную как наблюдатель, удивится, что реальность ничем не напоминает фильмы о медиках. Во-первых, никто не кричит: «Скальпель!» — операционная медсестра понимает хирургов без слов, по одному лишь выражению глаз из-под больших очков. Движения быстры и отточены, а разговоры команды врачей плавно перетекают из будничных бесед («Вот вы смотрели “Дом солнца”?») к короткому обсуждению патологии пациента. Негромко звучит скрипичная классика, и в какой-то момент кажется, что двое хирургов — ассистирующий и ведущий — это дирижёры, только вместо одной палочки у них целый стол с инструментами.

Мытьё рук перед операцией может занять и 10 минут — надо обработать их и мылом, и антисептиком. На стенах оперблока всегда есть инструкции об этом процессе

Мытьё рук перед операцией может занять и 10 минут — надо обработать их и мылом, и антисептиком. На стенах оперблока всегда есть инструкции об этом процессе

За час до того, как придёт ведущий кардиохирург клиники Мешалкина Александр Богачёв-Прокофьев — его пациент, мужчина 55 лет («для нас это молодой!»), уже находится на операционном столе, с ним работают анестезиологи. Раньше этот пациент уже бывал в клинике — с острым инфарктом миокарда, а спустя полгода оказался здесь вновь с редкой болезнью, которая грозит внезапной смертью.

Ведущий хирург облачается не только в стандартную одежду, но и надевает специальную аппаратуру, которая в том числе создаёт ему дополнительное освещение

Ведущий хирург облачается не только в стандартную одежду, но и надевает специальную аппаратуру, которая в том числе создаёт ему дополнительное освещение

«У пациента такая болезнь, которая называется “гипертрофическая обструктивная кардиомиопатия”. Это звучит, может быть, конечно, слишком сложно, а на самом деле болезнь заключается в том, что есть утолщение стенок сердца — миокарда, сердечной мышцы», — объясняет кардиохирург.

В норме её толщина должна быть 9-10 миллиметров, у пациентов с этой болезнью она становится больше в 2-3 раза.

Операция довольно редкая и сложная, поэтому на неё пришли ординаторы 

Операция довольно редкая и сложная, поэтому на неё пришли ординаторы 

«По идее кажется, что это так здорово, хорошо, мышца наращивается, сердце становится сильнее, но на самом деле есть определённые пределы. Нервные волокна и кровоснабжающие сосуды этой мышцы — они не могут расти с такой скоростью, как растёт сама мышца, и поэтому возникают проблемы, то есть это настоящая патология, настоящая болезнь.

Появляется такой бугорок на межжелудочковой перегородке, который препятствует нормальному оттоку крови из полости сердца, в частности, из левого желудочка, в самый крупный наш сосуд — в аорту. То есть нарушается нормальное поступление крови для кровоснабжения и для снабжения кислородом всего организма», — отмечает Александр Богачёв-Прокофьев.

Во время операции работает аппарат искусственного кровообращения 

Во время операции работает аппарат искусственного кровообращения 

У части пациентов эту болезнь находят случайно — например, во время профосмотров, а так они не чувствуют никаких симптомов. Другие начинают ощущать очень неприятные, давящие, сжимающие боли в груди, а также сильную одышку из-за малейшей физической нагрузки — из-за нехватки кислорода в организме.

Врачи признают, что вылечить кардиомиопатию они не могут, — это генетическое заболевание. Но способны избавить человека от симптомов и продлить его жизнь.

На сегодняшней операции кардиохирурги спасают человека со сложным диагнозом «гипертрофическая обструктивная кардиомиопатия» — утолщение стенок сердца, которое ведёт к нарушению кровотока. Это генетическое заболевание

На сегодняшней операции кардиохирурги спасают человека со сложным диагнозом «гипертрофическая обструктивная кардиомиопатия» — утолщение стенок сердца, которое ведёт к нарушению кровотока. Это генетическое заболевание

«Но мы прекрасно знаем, что, помимо генетических проблем, есть и проблемы, которые связаны с образом жизни пациента: это малоподвижный образ жизни, большое употребление животных жиров в пищу, это масса других факторов, таких как курение, алкоголь и прочее», — констатирует медик.

Самое страшное в этом диагнозе — то, что болезнь может привести к стремительной смерти 

Самое страшное в этом диагнозе — то, что болезнь может привести к стремительной смерти 

Самая большая проблема при этой болезни, которая возникает из-за нарушений кровотока, — внезапная сердечная смерть.

«Каждый год на больших мировых марафонах умирает 2–3 человека. И большая часть из этих людей — пациенты недообследованные, которые имеют такую патологию, как гипертрофическая обструктивная кардиомиопатия», — пугает кардиохирург.

Из главных симптомов — одышка и давящая боль в груди

Из главных симптомов — одышка и давящая боль в груди

На операции можно фотографировать сердце, но по этическим соображениям корреспонденты НГС не стали публиковать снимки органа крупным планом

На операции можно фотографировать сердце, но по этическим соображениям корреспонденты НГС не стали публиковать снимки органа крупным планом

Операция идёт на открытом сердце — врачи рассекают грудину, делая разрез около 15–18 сантиметров длиной. Постепенно медики «выключают» естественный кровоток и подключают пациента к аппарату искусственного кровообращения с многочисленными трубками — теперь он выполняет работу сердца. Как и анонсировал до операции Александр Богачёв-Прокофьев, хирургам нужно убрать «бугорок» на межжелудочковой перегородке, который мешает крови нормально циркулировать по организму.

На словах задача выглядит просто, на деле же хирургам нужно с нечеловеческой точностью подобраться к препятствию — случайно заденешь окружающие структуры и получишь большие осложнения от нарушения сердечного ритма до необходимости имплантировать кардиостимулятор.

Операция длится 4 часа — всё это время врачи предельно сосредоточены

Операция длится 4 часа — всё это время врачи предельно сосредоточены

Хирурги склонились над пациентом, закрывая его спинами. Корреспондентам НГС разрешили посмотреть на операцию вблизи вместе с ординаторами, но неподготовленному человеку понять, как меняется ход операции, практически невозможно. Интереснее смотреть на лица самих врачей — Богачёв-Прокофьев, например, не стоит ровно над сердцем пациента, он то наклоняется сильно в сторону, то выпрямляется — это немного напоминает шаманов, которые намерены победить болезнь в ритуальном танце. Только здесь — современные технологии и многолетняя хирургическая практика с обучением в том числе за границей.

Большинство российских клиник, которые специализируются на сердечно-сосудистых операциях, выполняют примерно 3–5 подобных вмешательств в год. По словам Александра Богачёва-Прокофьева, клиника Мешалкина делает операции 60 больным с гипертрофической кардиомиопатией, в этом году планирует сделать 100 таких операций. Но это при условии, что в клинику съезжаются пациенты со всей страны и из-за рубежа — ведь это федеральный центр.

Врачи уверены, что эта болезнь есть у многих пациентов, только не все из них тщательно обследованы 

Врачи уверены, что эта болезнь есть у многих пациентов, только не все из них тщательно обследованы 

Врач подчёркивает, что на самом деле многие жители России просто не знают о том, что у них может быть такой диагноз — ведь они не ходят на обследования, если у них ничего сильно не болит. И если вовремя сделать, к примеру, ЭКГ, можно предупредить ту же внезапную сердечную смерть.

…Операция длится 4 часа — всё проходит успешно, коротко констатируют хирурги. Завтра утром они вернутся в операционную спасти ещё минимум одну жизнь.

Ранее НГС побывал в операционных других больниц Новосибирска — у травматологов, которые «чинят» сноубордистов и лыжников, хирургов неотложки — они спасают пьяных горожан со страшными ранами, а также у нейрохирургов — эти врачи могут даже разбудить пациентов во время операции.

Мы круглосуточно ждём от вас сообщения, фото и видео, связанные с городскими событиями и происшествиями, — присылайте их в любое время через WhatsApp, Viber и Telegram по номеру 8–923–157–00–00, на почту news@ngs.ru или через кнопку «Сообщи свою новость» на нашем сайте. Не забывайте указывать контактный телефон!

В нашем Instagram уже больше 56 тысяч подписчиков. Подпишитесь и вы на самые крутые кадры наших фотографов!  
Мария Морсина
Фото Александра Ощепкова

ТЕКСТ

оцените материал

  • ЛАЙК 0
  • СМЕХ 0
  • УДИВЛЕНИЕ 0
  • ГНЕВ 0
  • ПЕЧАЛЬ 0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку?
Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Фото пользователя
17 фев 2019 в 18:03

После смерти ребёнка в клинике Мешалкина сразу репортаж вышел про врачей...

17 фев 2019 в 19:00

К сожалению нет ни одной больницы где не нет смертей... Увы. Но знаю не понаслышке Мешалкина и ее специалисты самые лучшие.

Анфиса
17 фев 2019 в 20:02

Да может операции они и делают хорошо, но послеоперационный уход ужасный!!!
Мой отец 10 дней назад молодой еще мужчина...