14 ноября четверг
СЕЙЧАС -14°С

«Этого мало»: смерть двух братьев стала трагедией для трёх семей

Репортаж: как в Колывани судили коммунальщиков, из-за которых утонули дети, — НГС побывал у них дома

Поделиться

17 сентября, заседание назначено на 14:00. За двадцать минут до процесса в суд заходят Людмила и Оксана Кузьмины, вслед за ними приходят родственники Терентьева — для них это единственная возможность увидеть его: бывший директор МУП уже семь месяцев находится в СИЗО, оттуда — только письма, которые доходят с гигантским опозданием. Говорят, из-за цензуры. Титенко приходит сам и садится на скамейку в первом ряду в одиночестве. Все три семьи делают вид, что не замечают друг друга. Но в перерыве так совпало, и Кузьмины, и Терентьевы обсуждают между собой недавний случай — в неогороженную яму опять упала маленькая девочка. Титенко старается не встречаться взглядом с тётей и мамой мальчиков, разговаривает только со своим адвокатом. 

«Я вам потом покажу, где эта яма, — обещает Людмила Кузьмина. — В середине лета девочка упала. Но обошлось — воды там не было, выбралась и пошла. Яму потом засыпали, но вы же понимаете... Сколько ещё детей должно погибнуть, чтобы ямы или сразу засыпали, или огораживали?». 

Денис Титенко получил три года лишения свободы

Денис Титенко получил три года лишения свободы

Судья монотонно и сбивчиво зачитывает приговор. Кузьмины внимательно слушают и плачут. В десяти страницах приговора всё — и безысходность, и чисто российское разгильдяйство. Людмила одна воспитывала сыновей, работала допоздна — поэтому написала заявление, чтобы её старший сын смог сам забирать младшего. Очевидно: у женщины и выхода-то не было — но и судья, и следователи считают, что началось всё с этого злосчастного заявления. Воспитательница не имела права отпускать ребёнка с несовершеннолетним, но пошла навстречу Людмиле. 

Все знали про яму. Но никто в МУП не пошевелился её ни зарыть, ни огородить с ноября 2017 года. Колыванцы знали и про стройку возле церкви, и про неогороженный котлован — но продолжали срезать путь по нечищенной тропинке. 2 февраля один из строителей храма, возле которого находится яма, видел двух мальчиков возле стройки. И даже крикнул им, что в этом месте играть запрещено, и продолжил заниматься своими делами. Именно этот строитель потом найдёт в котловане тела братьев. 

Яма, в которой погибли братья

Яма, в которой погибли братья

Суд приговорил коммунальщиков к колонии-поселению. Андрею Терентьеву предстоит провести там 3 года 2 месяца. Кроме того, после выхода на свободу ему будет запрещено в течение года занимать должности в муниципальных организациях. Денис Титенко получил три года лишения свободы. После того как он выйдет из колонии-поселения, ему ещё год нельзя будет занимать должности, связанные с выполнением ремонтных работ. Услышав приговор, Людмила упала на руки Оксане. Сёстры опираются друг на друга и трясутся от беззвучных рыданий. Внезапно Людмила резко отталкивают сестру и выбегает из суда. «Она побежала к яме!» — кричат с улицы. За ней отправляются в погоню — как бы чего не вышло.

Оксана и Людмила Кузьмины в коридоре суда 

Оксана и Людмила Кузьмины в коридоре суда 

«За жизнь детей этого мало. Должно быть строго. Они будут дома сидеть. Этого несправедливо, мне тяжело. Должно быть строго», — несколько раз повторяет одну фразу тётя мальчиков Оксана, говоря о приговоре. 

Людмила соглашается встретиться с нами на улице Строителей — там как раз та самая яма, в которую летом упала девочка. В глазах пустота. «Да, я пошла туда, где яма была. Я туда не хожу, я на кладбище хожу только. Потому что там дети мои... Нисколько легче не стало, мне никогда легче не станет. Легче станет, только когда они наказаны будут, а они никогда наказаны не будут, — объясняет Людмила. — Фотография их у меня стоит, она так и будет стоять до конца моих дней. Фотографии смотрю, когда дома никого нет. Мне так проще. При дочери я не могу показывать, что я настолько слабый человек. И она так же делает, она тоже прячется от меня. Тоже прячет слёзы». 

По словам Людмилы, нынешним летом в разрытую яму опять упал ребёнок 

По словам Людмилы, нынешним летом в разрытую яму опять упал ребёнок 

Дочь экс-начальника МУП Анастасия Терентьева встречает корреспондента НГС возле родительского дома. Говорит, что первые полгода после трагедии сюда часто приезжали люди, сигналили — кто такие, не знает, дверь они с мамой не открывали. Девушка признаётся, что сегодня впервые обсуждают произошедшее с посторонним человеком — просто тяжело было об этом разговаривать. Да и сейчас — не легче. 

Девушка помнит, как в этот день отец надел куртку и сказал ей, что уехал на порыв. Теперь эта картина иногда всплывает в Настиной голове, как стоп-кадр из фильма, — в следующий раз она увидит отца только в суде. 

«Мы не спали, ждали его, — объясняет Анастасия. — В шестом часу утра пишет СМС, что его взяли под стражу. Мы первые полгода из-за общественного резонанса никакой связи с ним не имели. 

Для нас это была такая трагедия. И мы слышали, и читали комментарии, как желают утопить нас. Он не кидал этих детей в яму, он был просто кабинетным работником... Насколько я знаю папу своего как руководителя, я его не защищаю, но у нас телефон не замолкал никогда. То есть это могли быть звонки и в три часа ночи о порыве, и в пять утра. И мы круглосуточно это слушали... И когда его сейчас чуть ли не делают убийцей каким-то, ну это бред, это такая дурость. Я не считаю, что он виноват, виноваты все. Нельзя менять компоненты системы, когда сбой даёт всё. Глупо. Виноваты все. На скамейке подсудимых должны сидеть все, от МУПа до садика и родственники в том числе. Я считаю несправедливым, что когда ребёнок выпадает из окна, судят мать, потому что она его оставила одного. А чем эта ситуация отличается?». 

Анастасия Терентьева 

Анастасия Терентьева 

Девушка пояснила, что соболезнования Людмиле её отец и мать принесли. После этого они стараются не разговаривать ни с Кузьмиными, ни с Титенко. Что сейчас говорят об их семье в посёлке, Настя не знает — она пытается абстрагироваться от происходящего, так ей проще. «Я переживаю только за свою маму, они живут с папой двадцать два года, — объясняет Анастасия. — Ей очень тяжело это даётся. И мне, когда мы знаем, что человек в принципе домашний, безумно домашний. Он не пьёт, вообще не пьёт, в принципе. Он не дебошир какой-то... Я первый раз встречала свой день рождения без отца. Для меня это такой был шок. Как он это переживает, я не представляю. У нас нет с ним связи. Наши письма очень долго проверяются, проходят цензуру. В зале суда, как вы сегодня видели, это единственный способ нам общаться. Поцеловал он нас через решётку. Это всё». 

Девушка долго молчит и смотрит в сторону. А потом резко продолжает. «Мы ждали реального срока, мы понимали, что это погибли дети, — голос у Терентьевой дрожит. — Какая разница! [Колония-поселение или колония общего режима. — А.И.]. Для человека, который всегда жил в домашних условиях. Он даже в гости не любил ходить. Для него это действительно стресс. Мы есть друг у друга втроём. Мы привыкли, что, кроме нас троих, у нас никого нет. Так и живём. Я, папа, мама. Можно понять и Титенко, и нас, и мать я прекрасно понимаю. Для нас это тоже была ситуация не в порядке вещей. Мы также в страшной ситуации находимся, у нас горе, у нас нет папы дома. Кормильца, опоры нашей главной. Хозяина в доме нет. Причём он не должен был быть на каждой яме и контролировать каждую яму». 

Андрею Терентьеву предстоит провести в колонии-поселении 3 года 2 месяца

Андрею Терентьеву предстоит провести в колонии-поселении 3 года 2 месяца

Осужденный мастер предприятия Денис Титенко живёт с семьёй в небольшом двухэтажном доме. Дверь в квартиру открывает подросток лет 12 — очень вежливо объясняет, что родителей дома нет, они на работе. Мама приходит ровно в шесть, а вот отец обычно задерживается. В седьмом часу дверь квартиры больше не открывают — женский голос за дверью просит оставить их семью в покое. 

На улице возле дома за играющими детьми наблюдают две пенсионерки и одна молодая мама. Женщины несмело интересуются у корреспондента, вынесли ли приговор Денису. Услышав про три года, с ужасом охают и задумчиво качают головой. 

«Жалко Дениса, — объясняет девушка лет 25 с короткой стрижкой. — У него трое детей! Старший только в колледже, ещё один в школе, а третий — мал-мала, его к матери Дениса отвозят сидеть, пока они на работе. И вот как [жена Титенко] будет одна их поднимать?». 

Соседки торопливо объясняют, что ребятишки вежливые, все трое — мальчики. Семью Титенко в Колывани многие уважают и жалеют. Дениса почти все знают с детства, многие — благодаря его родителям: и мать, и отец Титенко до пенсии работали педагогами во второй школе. О том, кого в этой ситуации им больше жалко, колыванцы отвечают туманно.

«Там трагедия, но зачем и другие семьи губить? — поджимает губы пенсионерка, объяснившая, что в Колывани все её знают как бабу Тоню. — А кто тут виноват-то? Вон, видите (кивает на мальчика лет восьми, играющего на площадке. — А.И.), мой цыплёнок бегает — он хоть и большой у нас, но я от себя его не отпускаю, боюсь. Ответила я на ваш вопрос?». 

Читайте также: 

Ангелы Даши: как живёт семья сибирячки, погибшей в крушении

Маме Даши Толмасовой не отдают тело дочери — экспертизу отложили из-за пожара в Кемерово.

Подписывайтесь на нашу страничку в Facebook, чтобы не пропустить самые важные события, фото и видео дня. 

Алёна Истомина
Фото автора, Ольги Бурлаковой (3)

ТЕКСТ

оцените материал

  • ЛАЙК 0
  • СМЕХ 0
  • УДИВЛЕНИЕ 0
  • ГНЕВ 0
  • ПЕЧАЛЬ 0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку?
Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Фото пользователя
18 сен 2018 в 16:10

...когда ребёнок выпадает из окна, судят мать, потому что она его оставила одного. А чем эта ситуация отличается?...
Так за окном мать должна смотреть, это её окно, а за ямой твой батя, это его яма. Что тут непонятного?
...он был просто кабинетным работником... Вот тут согласен. Все чиновники у нас кабинетные работники, а нужно 5 точку отрывать и в мир не кабинетных людей попадать, хотя бы иногда.

18 сен 2018 в 16:07

"При дочери я не могу показывать, что я настолько слабый человек. И она так же делает, она тоже прячется от меня. Тоже прячет слёзы" - так поговорите же наконец со своей дочерью, чтоб не тащила девчонка в себе вину за их смерть, которую считает реальной, хоть она ТОЖЕ работала, поплачьте вместе, найдите опору друг в друге. Станьте наконец опорой для взрослеющей дочери! А не забивайте на нее, упиваясь собственным горем, видя, как ей плохо, и ничего не делая, чтобы помочь. И не думая даже, что через такую помощь ей, поможете и самой себе. Больно ведь вам обеим. ОБЕИМ.
С дочерью Терентьева согласна в каждом ее слове. Включая слова о части вины родственников погибших мальчишек. И семью Титенко, и его самого, с нежеланием общаться с прессой и уже даже просто окружающими, понимаю прекрасно.
Баба Тоня - тот нечастый случай, когда действительно мудр человек в возрасте.

Фото пользователя
18 сен 2018 в 15:58

В детстве очень любила с другими детьми играть на стройке, котлованы были выкопаны под жилые малоэтажные дома..глубокие с бетонными блоками внизу..Играли там в прятки...падали..Стройка никак не была огорожена.Деревенским детям и ограждение ни по чём.. Все живы. Побились но никого не наказали за халатность. Я о чём говорю-дети и есть дети, их нужно воспитывать и следить за ними, раз они такие активные-занимать их как-то. Ну не пересадишь всех. Не правильно это.