9 августа воскресенье
СЕЙЧАС +28°С

«Я решила — рожу для себя и одна воспитаю»

История женщины, которая сознательно стала матерью-одиночкой, — отец ребенка «еще не пожил для себя», дал денег на аборт и исчез

Поделиться

Ирина и Семен познакомились в ресторане: 26-летняя Ира работала официанткой, а Семен был постоянным гостем. Часто садился за один и тот же столик, да и заказывал практически одно и то же. Разговорчивая официантка стала здороваться с ним как со знакомым, стараясь угодить. И однажды общение выплеснулось за пределы общепита — Семен оставил свою визитку и пригласил ее в кино.

«Я обрадовалась, но не удивилась. Мне кажется, я ему сразу понравилась, и наши отношения были лишь вопросом времени. Кино и прогулки вскоре перетекли в периодические интимные встречи. Меня все устраивало в нашем общении, кроме одного — он никогда не предлагал остаться у него и не пытался задержаться у меня».

Семен неизменно вызывал своей подруге такси или быстро уезжал сам, ссылаясь на ранние подъемы, необходимость выспаться и даже на «несозданность для совместной жизни».

«На втором году нашего общения я вдруг поняла, что беременна. Меня это очень удивило — ведь в своих предыдущих отношениях я выяснила, что с зачатием у меня проблемы — даже предохраняться перестала. Это был сюрприз».

Ирина расценила данное событие как радостное и логичное для трансформации гостевых отношений в семейные. Дождалась удобного момента и поделилась новостью с любимым. Его реакция была протестной.

Выяснилось, что почти одновременно с Ириной Семен затеял еще одни необременительные отношения. И все эти годы никак не мог решить, с той быть женщиной на 100 % или с этой. Напоследок сделал вывод: «Разумеется, если ты решишь оставить ребенка — я уйду. Я его не планировал». Дал Ирине время на раздумья и денег на аборт — и уехал.

«Я была просто разбита. Понимала — это конец. Если у него хватало совести жить на два тела раньше, так же будет и потом — независимо от того, оставлю ли я ребенка или нет. И я решила — от ребенка не откажусь, рожу для себя и одна воспитаю».

Ирина стала готовиться к родам. Подруги и мама всячески ее поддерживали без какого-либо осуждения. В положенное время она ушла в декретный отпуск, родила дочь и погрузилась в многочисленные заботы.

А через полтора года, возвращаясь с дочкой с прогулки, она вдруг заметила знакомый мужской силуэт.

Семен, движимый чувством вины и любопытства, приехал посмотреть на ребенка. «Он взял дочь на руки: сходство было налицо. Видимо, заговорили инстинкты, папа постепенно прокрался в нашу жизнь».

Сначала он появлялся как воскресный отец после обычного развода. Приносил игрушки, оставлял Ирине «алименты». Гулял, читал книжки, общался с дочкой — и уходил.

А потом вдруг вновь начал флиртовать с Ириной. «И однажды я его простила. Дело дошло до секса и признаний в любви. В этот раз я была уверена: он наконец-то созрел для настоящей семьи, чувства не пропали даром и ребенок уже не кажется ему инородным предметом».

Однако время шло — а Семен так и не перешагивал через лимит времени. Вечером он как ни в чем не бывало собирался домой. К той, с которой детей у него не было, но зато случилась настоящая свадьба. Он вновь выдавал стандартные отговорки любого изменяющего мужчины, что «не может уйти от женщины, которая ему не нужна, но целиком и полностью от него зависит».

«Однажды я просто обозлилась и обиделась: ну как так? Убеждает, что любит меня, видно, что радуется общению с ребенком, однако выбора между женщинами вновь сделать не может! Опять живет на две постели. Я поставила ему жесткий ультиматум и отправила вон из нашей жизни».

Сегодня Ирина собирает дочь в школу и переживает, была ли права в своей жесткости «Быть может, было бы правильным дождаться его естественного созревания? Подождать еще год-два или начать плести интриги так, чтобы его жена тоже наконец поняла, что не единственная в его жизни, — и выставила бы его к нам?».

Психолог клиники «Беркана» Юлия Кроха: «Многие женщины полагают, что беременность автоматически решает ту или иную проблему — мужчина либо женится, либо перестанет изменять. Но чаще всего мужчина поступает так, как ему комфортно. Например, ему удобно иметь и жену, и любовницу. Жене тоже, в принципе, удобно — мужчиной с чувством вины легко управлять. А вот женщине, которая оказалась в роли любовницы, вообще не стоит терять время на бег по треугольнику.


Что касается ребенка, то рожают детей все-таки не для себя. Ребенок принадлежит не матери, а миру. С самого момента рождения — это самостоятельная личность, а не чья-то собственность. Но, к сожалению, к детям часто относятся либо как к игрушкам, либо как к средству для манипуляций. У женщины, воспитывающей ребенка в одиночестве, есть соблазн — привязать его к себе. И даже озвучивать идею "рожала для себя" самому ребенку, уверяя его, что он ей всем обязан, так как появился на свет исключительно по ее инициативе. В гневе или в депрессии, когда подросток, например, перестает вдруг слушаться, мать может решиться на такое жесткое признание, усугубляя его чувство вины рассказами о том, что ради него отказалась от своей жизни и теперь вправе требовать от него благодарности. Важно понимать: ребенок — это просто новый человек, а не проекция своей мамы».

Галина Ахметова

Фото depositphotos.com

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня. Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!