22 января среда
СЕЙЧАС -6°С

«Мы очень благодарны комментаторам НГС»

Читатели НГС cтолкнулись с новой системой комментирования — главный редактор ответил на их вопросы о цензуре, раздражающих заголовках и пропавших часах главы полиции

Поделиться

Вопросов в редакцию пришло много, практически все они содержали критику существующей системы модерации на НГС. Критикующие поделились на два лагеря: сторонники либерализации, предлагающие не пропускать лишь противозаконные комментарии, и сторонники жесткого отсева, призывающие оставлять лишь интересные мысли. В каждом из лагерей существовали те, кто подозревал модераторов (и редакцию в целом) в провластной и, наоборот, откровенно антироссийской ангажированности.

Уберите, пожалуйста, 100%-ную цензуру с сайта в виде премодерации. Блокируйте уже после опубликования. Возьмите правила с «Фейсбука» например. Стремитесь к лучшему.

Премодерация для нас — единственный возможный вариант, так как она предотвращает массу проблем (в том числе с законом) и конфликтов. Кроме того, мы никоим образом не заинтересованы плодить сплетни и оскорбления. Если такое все же случается, то это наша недоработка и, конечно же, не наше желание.

Будут ли работать модераторы вообще? Вопрос основан на многолетнем опыте наблюдений. Как только новость о происшествиях, так обязательно 80 % комментаторов напишут: «Сколько же это будет продолжаться?». И ещё: «Давайте уже…!». Если модератор работает, то остаются только конструктивные, философские и юморные-релаксационные комментарии. Если не работает — получаем то, что получаем — помойку «охов», «ахов» и вздохов, плюс пожелания «расстрелять», «четвертовать» и пр.

Когда на сайте больше 10 лет назад появился сервис комментирования, у нас была такая возможность — выбрать жесткую модерацию комментариев, чтобы реплики были исключительно «интересными», чтобы люди писали исключительно под своими именами и таким образом отвечали бы за свои слова. Ну, условно, принцип издания «Сноб». Но тут сразу возникает несколько сложностей: первое — намного сильнее, нежели сейчас, стал бы опасен субъективный фактор модератора; второе — у людей возникло бы ощущение, что комментировать могут только избранные.

При подготовке статей мы пользуемся комментариями как индикатором интереса к проблеме. Много комментариев — значит тема интересует. Много негативных комментариев — значит тема болезненная. Зачастую именно читатели в комментариях задают конкретные вопросы, которые мы бы сами не придумали, и мы даем на них ответы в статьях. Мы очень благодарны комментаторам, которые шутят, рассуждают, задаются нетривиальными вопросами, делятся интересной информацией.

Чем руководствовались при создании правил комментирования? Если читать пункты, выходит, как будто писать ничего и нельзя — можно любой комментарий подвести под эти правила. Считаю, нужно запрещать только комментарии согласно законодательству РФ и все.

При создании правил мы руководствовались опытом десятилетней работы — претензиями, юридической практикой, много чем. Повторю, если бы мы пропускали лишь незаконное, НГС потонул бы в клоаке бессмыслицы и ругани. «Если читать пункты, выходит, как будто писать ничего и нельзя», — с этим я не согласен. Ну и потом — у НГС же нет монополии на пространство для обсуждения новостей. Не нравятся правила на сайте, хочется выплеснуть эмоции и потроллить других — ничего нет в этом плохого, но это можно сделать в другом месте — в «Фейсбуке», «ВКонтакте» или еще где-нибудь.

Не секрет, что в комментариях на НГСе много оплаченных комментариев и комментаторов, которые за деньги создают нужный «фон» вокруг новости. Будете ли вы как-то это отслеживать и с этим бороться?

Да, такая проблема есть. И она очень неприятная. Ощущение, что такие комментарии активизируются, когда речь идет о политически окрашенных новостях, а также критике региональных и федеральных властей. Три года назад был скандал со взломом электронной почты одного из организаторов таких комментаторов, и мы в редакции очень сильно переживали по этому поводу. К сожалению, за три года такие комментаторы-«боты» стали обыденностью. С новой системой рассылки причин отклонения многие из них будут получать письмо с отказом из-за неаргументированности и повторения комментов предшественников, но полностью от них избавиться невозможно. Остается утешаться лишь тем, что для умного человека вычленить такие комментарии не составляет особого труда.

На каком основании не публикуют комментарии, в которых я указывала о том, что портал НГС куплен американским медиахолдингом «Херст Инк.»? Почему не публикуются комментарии, в которых пишется о том, что данный сайт проводит антироссийскую пропаганду, способствует росту социальной напряженности и напрямую стравливает друг с другом разные слои населения?

Уважаемая Наталья, такие комментарии не публикуются, потому что наш сайт не проводит антироссийскую пропаганду, не способствует росту социальной напряженности и не стравливает друг с другом разные слои населения. С момента сделки с «Херстом» в редакционной политике НГС.НОВОСТИ вообще ничего не изменилось: мы были, есть и будем городским сайтом, который старается писать обо всем, что интересно большинству читательской аудитории Новосибирска, без оглядки на кого бы то ни было. Если мы от кого-то зависим, то только от наших читателей, их вкусов и интересов.

Почему так много негативных новостей? Что, хорошее в городе уже не происходит? И самое главное, постоянные шокирующие заголовки, в статье ничего страшного нет, но заголовок заставляет за голову схватиться. Зачем вы это делаете? Чтобы привлечь внимание и обострить и без того накаленную атмосферу в обществе?

У нас нет никакого желания показать Новосибирск хуже или лучше, накалить атмосферу или охладить. Если мы видим в городе проблему, мы обязательно сделаем на ней акцент. Потому что, как и все горожане, мы хотим, чтобы проблемы разрешились. Мы любим наш город, но из этого никак не следует, что мы должны смотреть на него со сладостной улыбкой и пускать розовые сопли. Вроде как в этом и есть роль СМИ — указывать на болевые точки.

Если хочется благостной картинки, то у новосибирцев есть выбор — мы не единственное СМИ в городе. Почитайте новости сайта мэрии, посмотрите телевизор.

Что касается заголовков, то давайте посмотрим на историю журналистики. Есть стиль заголовков изданий тоталитарных режимов — такой скучный и однообразный зомби-сироп. Есть стиль таблоидов — тупой и крикливый. Есть стиль специализированной прессы, типа «Ведомостей» — респектабельный, точный, но не массовый. Есть «КоммерсантЪ» с язвительной игрой слов. По ходу нашей эволюции мы старались скомбинировать разные стили, чтобы было бойко, образно и забавно. Благодаря участию нашего бывшего шеф-редактора в КВН НГУ мы постоянно шутили, и некоторые заголовки я до сих пор вспоминаю со смехом: «Лаврентьевский прорыв» (про прорыв канализации в Академгородке), «Паришь, я люблю тебя» (фоторепортаж про Новосибирск, окутанный различными испарениями). Собственно, и до сих пор мы стараемся подходить к заголовкам изобретательно, хотя сейчас в современной прессе наблюдается повсеместная тенденция — переход к четким, информационным заголовкам.

Подскажите, почему в статьях о трагических случаях, смертях, у вас порой такие циничные заголовки («Скаталась за пирожным», 10.06.13, про смерть девочки на велосипеде под колесами Howo, например). Ведь это не делает чести такому популярному СМИ. У этих людей есть родственники, и, думаю, немного корректности и уважения не помешает. Спасибо за ответ.

Когда журналист варится в невротическом информационном потоке (что неизбежно), с ним происходит некоторая профессиональная деформация. Однако мы постоянно думаем о грани, которая отделяет броский заголовок от некорректного. И вот в данном случае я с вами не согласен. Потому что легкая ирония — не по отношению к жертве, а к ситуации — она добавляет трагизма, и все становится до слез обыденно и понятно: вот я вижу, как она, эта девочка, вытаскивает велосипед в лифт, пересчитывает монетки, выходит на улицу. И всё. Ее нет. Грузовик. Невыразимо жалко и девочку, и родителей. Хочется сделать что-то, чтобы этого не было. Думаю, заголовок выполнил свою функцию.

Да, вот, кстати, когда мы придумываем страшные заголовки к статьям про криминал, то внутренне мотивация идет как раз такая — показать, как это страшно, нелепо, по-идиотски — чтобы люди это увидели и чтобы такого больше не было.

Больше проблем, на мой взгляд, когда статья по сути своей нестрашная, а заголовком преподносится как ужас-ужас. Тут срабатывает иногда зашкаливающая тяга журналистов к черному юмору, и зачастую от него действительно надо лечиться.

Не поясните ли, как и куда пропала часть статьи про часы чиновников? А именно про главу ГУ МВД НСО — Стерликова. И фото и описание его часов, и куча комментариев про это — все в один миг исчезло бесследно. Хотя, естественно, этот вопрос останется без внимания.

Нет, напротив, это отличный вопрос. Причина в допущенной нами оплошности. Мы и наши эксперты ошибочно приписали Юрию Стерликову элитную модель Double Mystery люксовой марки Frank Muller. Если взглянуть на фото, часы действительно очень похожи. Однако получив первые комментарии от наших читателей о том, что произошла ошибка, мы пригляделись и были вынуждены признать их правоту. Скептики могут присмотреться к цифрам на циферблате: у Стерликова они белые, а у Frank Muller — золотые, одного цвета с корпусом. Кроме того, сильно отличается, например, форма написания цифры 2, а на внутреннем круге циферблата в одном случае есть засечки, а в другом нет. Поэтому нам пришлось оперативно удалить фото. Мы приносим извинения за эту неточность — как читателям, так и господину Стерликову.

Здравствуйте! Пожелание: было бы здорово читать раз в неделю, или месяц хотя бы, рубрику наподобие «Один день с…» с каким-нибудь интересным человеком, не известным, а просто человеком интересного труда. Думаю, это будет интересно вашим читателям, то есть нам. Это возможно?

В качестве регулярной рубрики вряд ли. У нас достаточно жесткая политика в отношении информационных поводов. Есть повод, интересующий многих людей, — есть статья. Когда появится такой действительно интересный человек — реальный, а не абстрактный — мы с удовольствием о нем напишем. Если вы о таких знаете, пишите на редакционную почту.

Полный текст онлайн-конференции доступен здесь


Владимир Иткин

Фото Анны Золотовой, коллаж Татьяны Кривенко

оцените материал

  • ЛАЙК 0
  • СМЕХ 0
  • УДИВЛЕНИЕ 0
  • ГНЕВ 0
  • ПЕЧАЛЬ 0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Snow Queen
11 авг 2015 в 00:32

Мне не понравился редакционный ответ про заголовки - в трагических ситуациях никакая ирония не является уместной, на мой взгляд. Я понимаю, что заголовок "скаталась за пирожным" проводился по аналогии с Ералашем и сюжетом, резюмирующим "ну ничего себе сходил за хлебушком", но проводить такие параллели ради красного словца и притяжения внимания не стала бы. Не всякая цель оправдывает средства. Да, в журналистской работе заголовок - это самое трудное (равно, как и начало текста, любой писатель подтвердит), но редакционная цензура здесь, безусловно, должна быть. Ну и чисто человеческая тоже. Эмоционально погружаясь в тему, нужно время от времени выныривать на поверхность. Так будет легче провести грань между броскостью и некорректностью.

11 авг 2015 в 07:11

Спасибо ребята конечно за статью...но сознательные читатели уже давно поняли - чьи интересы обслуживает НГС

Фото пользователя
11 авг 2015 в 00:29

"Потому что легкая ирония — не по отношению к жертве, а к ситуации — она добавляет трагизма, и все становится до слез обыденно и понятно: "
очень цинично, по моему скромному мнению такие заголовки какраз призваны для привлечения внимания, и вы (нгс) меньше всего думаете о корректности