Тайны улицы Тополевой (фоторепортаж)

Рядом с «Аурой» терпит бедствие квартал со 100-летней историей — корреспондент НГС.НОВОСТИ проникла в легендарные военные дома с готическими сводами

Поделиться

Жители домов на ул. Военный Городок за «Аурой» вышли на митинг — они пожаловались на кучи мусора во дворах, темные подъезды и непроезжие дороги без асфальта. В коммунальной разрухе они винят управляющую компанию «Славянка», которая управляет жилым фондом Министерства обороны. Они просят у военного начальства или навести порядок, или передать имущество муниципалитету — письмо с этими требованиями уже отправилось к Дмитрию Рогозину.

У жителей есть надежда на положительный исход — несколько лет назад десяток домов на ул. Тополевая, признанных памятниками архитектуры, передали в муниципалитет. Их управлением занимается УК «Октябрьская» — в прошлом году там даже положили асфальт, поделился один из организаторов митинга Дмитрий Ковтунов.

У жителей есть надежда на положительный исход — несколько лет назад десяток домов на ул. Тополевая, признанных памятниками архитектуры, передали в муниципалитет. Их управлением занимается УК «Октябрьская» — в прошлом году там даже положили асфальт, поделился один из организаторов митинга Дмитрий Ковтунов.

За время, отведенное для подготовки материала, корреспонденту НГС.НОВОСТИ не удалось застать директора УК «Славянка» на рабочем месте — с десяток раз секретарь отвечала, что он на совещании или в разъездах. В региональной программе капремонта, опубликованной на сайте областного правительства, упоминается самый старый дом в военном городке на Тополевой — на ремонт 3-этажного барака 1900 года постройки в 2014 году выделят 3,46 млн руб.

За время, отведенное для подготовки материала, корреспонденту НГС.НОВОСТИ не удалось застать директора УК «Славянка» на рабочем месте — с десяток раз секретарь отвечала, что он на совещании или в разъездах. В региональной программе капремонта, опубликованной на сайте областного правительства, упоминается самый старый дом в военном городке на Тополевой — на ремонт 3-этажного барака 1900 года постройки в 2014 году выделят 3,46 млн руб.

Самый большой за Уралом военный городок строили наемные рабочие перед Первой мировой войной. Первый дом появился здесь в 1900 году. В 1909–1913 годах рядом возвели еще 37 каменных строений — казармы, квартиры офицеров, конюшни, склады, церковь и военный госпиталь. Строили очень быстро и об архитектуре особенно не заботились — брали типовые проекты военного ведомства.

Самый большой за Уралом военный городок строили наемные рабочие перед Первой мировой войной. Первый дом появился здесь в 1900 году. В 1909–1913 годах рядом возвели еще 37 каменных строений — казармы, квартиры офицеров, конюшни, склады, церковь и военный госпиталь. Строили очень быстро и об архитектуре особенно не заботились — брали типовые проекты военного ведомства.

В этом военном городке разместились Сибирский стрелковый полк и два дивизиона артиллерии — около 3 тыс. человек. В Первую мировую войну здесь проходили подготовку солдаты. Вагоны каждый месяц увозили на фронт по 25 тыс. новобранцев и привозили военнопленных — немцев и турецких курдов. Офицерам давали квартиры и свободу перемещения, солдаты жили в бараках под охраной и ходили на работу — укрепляли берега Каменки и мостили улицы.

В этом военном городке разместились Сибирский стрелковый полк и два дивизиона артиллерии — около 3 тыс. человек. В Первую мировую войну здесь проходили подготовку солдаты. Вагоны каждый месяц увозили на фронт по 25 тыс. новобранцев и привозили военнопленных — немцев и турецких курдов. Офицерам давали квартиры и свободу перемещения, солдаты жили в бараках под охраной и ходили на работу — укрепляли берега Каменки и мостили улицы.

По словам историка Юрия Фабрики, городок несколько раз переживал эпидемии. В 1915–1916 годах пленные курды занесли в его стены холеру. Болезнь выкосила несколько тысяч местных жителей. Их останки погребены под парком «Березовая роща» — у кладбища, которое располагалось там, именно в те годы появился «заразный» сектор.

По словам историка Юрия Фабрики, городок несколько раз переживал эпидемии. В 1915–1916 годах пленные курды занесли в его стены холеру. Болезнь выкосила несколько тысяч местных жителей. Их останки погребены под парком «Березовая роща» — у кладбища, которое располагалось там, именно в те годы появился «заразный» сектор.

В архиве газеты «Вечерний Новосибирск» нашлась информация об эпидемии брюшного тифа в 1919 году. Красная армия тогда разбила армию Колчака, в казармах без угля и продовольствия остались 60 тыс. белогвардейцев. «Военный городок тогда превратился в ледяной ад. Тополевая была завалена трупами», — пишет краевед Сергей Круподер, ссылаясь на обнаруженные им архивы Реввоенсовета. Весной в пустые окна вставили бычьи пузыри или куски фанеры, а трупы сожгли в печах кирпичного завода.

В архиве газеты «Вечерний Новосибирск» нашлась информация об эпидемии брюшного тифа в 1919 году. Красная армия тогда разбила армию Колчака, в казармах без угля и продовольствия остались 60 тыс. белогвардейцев. «Военный городок тогда превратился в ледяной ад. Тополевая была завалена трупами», — пишет краевед Сергей Круподер, ссылаясь на обнаруженные им архивы Реввоенсовета. Весной в пустые окна вставили бычьи пузыри или куски фанеры, а трупы сожгли в печах кирпичного завода.

Сейчас военная часть занимает площадь в несколько гектаров в глубине ул. Тополевая — территория № 17 огорожена забором с колючей проволокой. Казармы перестроили под общежития.

Сейчас военная часть занимает площадь в несколько гектаров в глубине ул. Тополевая — территория № 17 огорожена забором с колючей проволокой. Казармы перестроили под общежития.

Коридор с 3-метровыми потолками насквозь пронизывает здание — двери ведут в тесные комнаты-боксы, в которых живут семьи спецназовцев. Пока мужья на Шиловском полигоне, жены занимаются уборкой — больше всего времени отнимает общий коридор. «У нас все как сто лет назад. Сверху гусары, снизу — конюшни», — женщины переглядываются и прыскают от смеха.

Коридор с 3-метровыми потолками насквозь пронизывает здание — двери ведут в тесные комнаты-боксы, в которых живут семьи спецназовцев. Пока мужья на Шиловском полигоне, жены занимаются уборкой — больше всего времени отнимает общий коридор. «У нас все как сто лет назад. Сверху гусары, снизу — конюшни», — женщины переглядываются и прыскают от смеха.

Вдоль ул. Тополевой на фоне свинцового неба высятся старые дома — в их очертаниях есть что-то от викторианской Англии. Огненно-желтые листья кружат над кирпичными трубами и готическими сводами окон. В таких декорациях легко представить персонажей Диккенса — кажется, что из-за угла вот-вот вынырнет извозчик, а палка с поперечной перекладиной, торчащая во дворе, вблизи окажется виселицей, наспех сооруженной для казни беглого каторжника.

Вдоль ул. Тополевой на фоне свинцового неба высятся старые дома — в их очертаниях есть что-то от викторианской Англии. Огненно-желтые листья кружат над кирпичными трубами и готическими сводами окон. В таких декорациях легко представить персонажей Диккенса — кажется, что из-за угла вот-вот вынырнет извозчик, а палка с поперечной перекладиной, торчащая во дворе, вблизи окажется виселицей, наспех сооруженной для казни беглого каторжника.

Почтенный возраст дома выдает состояние подъезда. Глаза, привыкшие к темноте, различают обшарпанную штукатурку и дыры в полу. Единственным живым существом, встреченным на лестничной клетке, оказалась кошка — она белой молнией прорезала темноту и остановилась у мешка с чем-то бесформенным — проверять его содержимое корреспондент НГС.НОВОСТИ не решилась.

Почтенный возраст дома выдает состояние подъезда. Глаза, привыкшие к темноте, различают обшарпанную штукатурку и дыры в полу. Единственным живым существом, встреченным на лестничной клетке, оказалась кошка — она белой молнией прорезала темноту и остановилась у мешка с чем-то бесформенным — проверять его содержимое корреспондент НГС.НОВОСТИ не решилась.

Житель старейшего дома на Тополевой Геннадий переехал сюда 7-летним мальчиком — жилплощадь досталась ему от отца, который служил в военной части. Он слышал, что прежде здесь жил «богатый полковник» — ему принадлежали апартаменты в 120 кв. м, к ним прилагались истопник, сени и двери высотой в 2,5 м. Симпатия к этому персонажу у Геннадия исчезла после ремонта — он так надеялся найти клад, но под слоем штукатурки нашел только ржавый советский рубль.

Житель старейшего дома на Тополевой Геннадий переехал сюда 7-летним мальчиком — жилплощадь досталась ему от отца, который служил в военной части. Он слышал, что прежде здесь жил «богатый полковник» — ему принадлежали апартаменты в 120 кв. м, к ним прилагались истопник, сени и двери высотой в 2,5 м. Симпатия к этому персонажу у Геннадия исчезла после ремонта — он так надеялся найти клад, но под слоем штукатурки нашел только ржавый советский рубль.

Жительница дома № 23 по ул. Тополевая выбежала под проливной дождь в халате и тапочках, чтобы продемонстрировать корреспонденту НГС.НОВОСТИ «легенду» этих мест. Крыша, покрытая слоем мха и поросшая молодыми березами, по ее словам, укрывает склад ядохимикатов, брошенных военными, — ядовитые испарения вызывают рак у местных жителей, уверила собеседница.

Жительница дома № 23 по ул. Тополевая выбежала под проливной дождь в халате и тапочках, чтобы продемонстрировать корреспонденту НГС.НОВОСТИ «легенду» этих мест. Крыша, покрытая слоем мха и поросшая молодыми березами, по ее словам, укрывает склад ядохимикатов, брошенных военными, — ядовитые испарения вызывают рак у местных жителей, уверила собеседница.

Дом № 19 построили в 1913 году. Во время Великой Отечественной войны его надстроили на два этажа — сейчас они смотрятся, как кривой гриб на прочном стволе. В пристройке поселились работники предприятий, эвакуированных из блокадного Ленинграда, — сейчас там живут их правнуки. В прошлом году сильные дожди размыли фундамент, дом накренился и по верхней части пошли трещины; нижний слой вида не изменил.

Дом № 19 построили в 1913 году. Во время Великой Отечественной войны его надстроили на два этажа — сейчас они смотрятся, как кривой гриб на прочном стволе. В пристройке поселились работники предприятий, эвакуированных из блокадного Ленинграда, — сейчас там живут их правнуки. В прошлом году сильные дожди размыли фундамент, дом накренился и по верхней части пошли трещины; нижний слой вида не изменил.

Больше всего жителей домов беспокоит их будущее — каждый спрашивал, не снесут ли их дома. Доцент кафедры архитектуры НГАХА, архитектор Игорь Поповский уверен, что дома нужно сохранить и отреставрировать — это пример работы дореволюционных архитекторов, которые даже казармы возводили с архитектурным вкусом.

Больше всего жителей домов беспокоит их будущее — каждый спрашивал, не снесут ли их дома. Доцент кафедры архитектуры НГАХА, архитектор Игорь Поповский уверен, что дома нужно сохранить и отреставрировать — это пример работы дореволюционных архитекторов, которые даже казармы возводили с архитектурным вкусом.

В базе агентства «Жилфонд» нашлось несколько выставленных на продажу комнат в 2-этажках на Тополевой — все они в 6-комнатных квартирах с высокими потолками. Владельцы просят за них от 670 тыс. руб. до 1,5 млн — зависит от площади, ремонта и присутствия санузла. В 100-летних домах выставляются на продажу в основном доли. Их покупают редко, так как за эти деньги можно купить полноценную «студию» в спальном районе, заметили риэлторы.

В базе агентства «Жилфонд» нашлось несколько выставленных на продажу комнат в 2-этажках на Тополевой — все они в 6-комнатных квартирах с высокими потолками. Владельцы просят за них от 670 тыс. руб. до 1,5 млн — зависит от площади, ремонта и присутствия санузла. В 100-летних домах выставляются на продажу в основном доли. Их покупают редко, так как за эти деньги можно купить полноценную «студию» в спальном районе, заметили риэлторы.

Председатель городской комиссии по градостроительству Вячеслав Илюхин уверен, что дома на Тополевой нуждаются в реконструкции. Он надеется, что изменения в бюджет позволят добавить в программу капремонта дома, которые уже переданы на баланс муниципалитета. Жителям тех домов, которые относятся к Минобороны, он предложил  писать властям всех уровней: чем шире огласка, тем больше шансов, что к ним прислушается Минобороны, передав городу жилые дома.

Председатель городской комиссии по градостроительству Вячеслав Илюхин уверен, что дома на Тополевой нуждаются в реконструкции. Он надеется, что изменения в бюджет позволят добавить в программу капремонта дома, которые уже переданы на баланс муниципалитета. Жителям тех домов, которые относятся к Минобороны, он предложил писать властям всех уровней: чем шире огласка, тем больше шансов, что к ним прислушается Минобороны, передав городу жилые дома.

Корреспондент НГС.НОВОСТИ, блуждая в сумрачных переулках бывшего военного городка, усомнилась в том, что смена управляющей компании коренным образом изменит ситуацию. С домами на Тополевой это случилось уже несколько лет назад — их жители точно так же жалуются на темные подъезды, плохие дороги и трубы вековой давности. Вокруг подступают цветные небоскребы, напоминая о том, что за сто лет вокруг вырос целый город, но дома с историей в нем можно пересчитать по пальцам.

Корреспондент НГС.НОВОСТИ, блуждая в сумрачных переулках бывшего военного городка, усомнилась в том, что смена управляющей компании коренным образом изменит ситуацию. С домами на Тополевой это случилось уже несколько лет назад — их жители точно так же жалуются на темные подъезды, плохие дороги и трубы вековой давности. Вокруг подступают цветные небоскребы, напоминая о том, что за сто лет вокруг вырос целый город, но дома с историей в нем можно пересчитать по пальцам.

Дарья Староверова
Фото Ольги Бурлаковой

ТЕКСТ

оцените материал

    Поделиться

    Увидели опечатку?
    Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
    в гостях
    8 окт 2014 в 01:06

    "Строили очень быстро и об архитектуре особенно не заботились — брали типовые проекты военного ведомства."Можно подумать 20-этажный каркасник построенный рядом архитектурной шедевр.

    8 окт 2014 в 08:01

    Дома-то красивы, отреставрировать, частично расселить, привести территорию в порядок, установить несколько памятников/монументов, построить каменный забор, отделяющий от части и будет шикарное историческое место.
    Корпуса псих.больницы на Владимировской, тоже было бы неплохо отреставрировать, предварительно перенеся это заведение в другое, более подходящие место. Там редом, к слову сказать, и тоннель шикарный есть, его тоже привести в порядок.
    Новосибирск крайне нуждается в памятниках архитектуры, но многие из них изуродованы арендаторами или учреждениями на территории которых эти памятники находятся.

    И устанавливать только деревянные окна, по виду схожие с оригинальными, ибо заполонившие старинные дома пластиковые смотрятся нелепо и глупо.

    Напоследок. Считаю что все вывески, названия контор на дореволюционных здания и в старом центре должны быть либо кованные либо в духе тех времен.

    Кеша Ипподромский
    8 окт 2014 в 01:28

    В статье не хватает мнения эксперта, согласно которому дом на первом фото - барак, который необходимо снести, т.к. он не вписывается в общую концепцию застройки города шедевральными с точки зрения архитектуры ТРЦ а-ля Аура/Галерея.
    А вообще, за статью - твердая пятерка. Побольше бы таких статей/репортажей об истории города.
    ps: да..., умели предки класть кирпич...