19 октября суббота
СЕЙЧАС -2°С

Порностудия «Сибирские мышки»

Новосибирский фотограф в конспиративной квартире снимал и насиловал школьниц — чтобы задержать преступника, понадобилась помощь Интерпола

Поделиться

Детали расследования, описанные в нескольких томах уголовного дела 53-летнего Сергея Кропочкина, неприятны. Настолько, что суд проходил в закрытом режиме, а приговор доступен лишь частично — его резолютивная часть, где опущены подробности совершенных преступлений. Новосибирский областной суд признал фотографа-педофила виновным в 145 эпизодах насильственных преступлений — в наказание за это

«Развратные действия в отношении лица, не достигшего 14-летнего возраста, — 40 эпизодов, в отношении двух или более лиц — 35 эпизодов. Насильственные действия сексуального характера в отношении несовершеннолетнего — 3 эпизода, в отношении лица, не достигшего 14-летнего возраста, — 27 эпизодов. Незаконное изготовление и оборот порнографических материалов — 8 эпизодов, изготовление порнографических изображений несовершеннолетних организованной группой лиц — 32 эпизода», — перечисляют «подвиги» Кропочкина в Следственном комитете РФ по НСО. Потерпевшими по делу признаны 16 девочек. Сам обвиняемый в зале суда заявил, что не считает себя виновным в насилии и будет обжаловать эту часть вердикта. Впрочем, за одну только съемку порно с несовершеннолетними он получил бы не меньше 6 лет.

В среде фотографов Новосибирска 53-летний Сергей Кропочкин был практически неизвестен, кадрами в профессиональном кругу почти не хвастался — на одном из самых популярных фотосайтов рунета удалось обнаружить лишь 5 его снимков — на трех из них юные девушки. Зато своих подходов не скрывал — к одной из фотографий осеннего леса на том же сайте он даже оставил комментарий в духе: фото хорошее, но людей в кадре можно было бы заменить на обнаженную девушку или даже девочку («как контраст большим деревьям»).

По данным следствия, снимал детское порно и периодически насиловал школьниц Кропочкин с 2001 по 2003 год, а также с 2010 по конец 2011-го. Найти доказательства, что в промежутке длиной в 7 лет он занимался тем же, следствию не удалось. В некоторых сценах, рассказал гособвинитель по делу Феликс Кузнецов, Кропочкин снимался сам — девочки же, считает прокурор, в силу возраста не до конца понимали, что с ними происходит, и послушно выполняли команды «дяди Сережи». Одной из девочек, снявшейся в его студии еще в 2001 году, было всего 10 лет.

В кругу покупателей детского порно его знали как руководителя студии «Сибирские мышки» — фотограф выпускал одноименные каталоги своей продукции. Покупателей находил по интернету исключительно за границей, получая от них переводы по 100–500 долларов.

Впрочем, известна его студия была и в России — имена «героинь» его «фильмов» до сих пор упоминаются на форумах извращенцев, а некоторые пользователи всерьез сожалеют, что Кропочкина посадили. Сотрудник управления уголовного розыска ГУ МВД РФ по НСО Павел Садовников, руководивший в ноябре 2011-го совместной с Интерполом операцией по задержанию Кропочкина, вспомнил: задержали его в 6 часов вечера, когда фотограф выходил из студии в Октябрьском районе. Оперативники знали, что при себе у него ноутбук, в котором хранится отснятый материал. «Дома он ничего не снимал, под студию он оборудовал съемную квартиру, летом также занимался этим в арендованном гараже», — рассказал Павел Садовников. Квартиры преступник иногда менял — для конспирации. Девочек-школьниц он находил через знакомых, представляясь фотографом модельного агентства, платил им гонорар: от 200 руб. за фото в купальнике до 8000 руб. за съемки в порнофильме.

Все вскрылось, когда мама одной из девочек нашла у дочери 1000 руб. и выпытала, откуда они взялись. На следующий день Кропочкина арестовали.

Если порнография с участием детей однозначно вне закона, то ситуация с кино для взрослых, где снимаются совершеннолетние модели, спорная. Формально, Уголовный кодекс РФ запрещает незаконное изготовление и оборот порнографии (ст. 242) — но в законе ничего не сказано о том, на каких условиях это может стать законным. Более того — в законе нет четкого разграничения порнографии и эротики, и в каждом случае грань дозволенного эксперты определяют оценочным путем. «Предполагается, что легально — это для каких-то медицинских целей, например. Но даже в законе о лицензировании ничего подобного нет. На практике любые лица, которые занимаются этим, могут быть привлечены, если экспертиза оценочным путем докажет, что это [порнография] и есть, и будет доказан факт распространения», — прокомментировал ситуацию адвокат Павел Яровой. О размытости определений эротика и порнография говорит ассортимент новосибирских секс-шопов, в которых уверяют, что вся их видеопродукция прошла специальную экспертизу, совершенно легальна и имеет прокатное удостоверение, в котором указано, что это не порнография.

Порностудии для Новосибирска не в новинку, но в криминальной хронике встречаются крайне редко. Так, в 2003 году была закрыта студия, где снимались в порно девушки и юноши от 14 лет — сценарии, гонорары и деньги на развитие в студию приходили из Америки. В 2013 году, вспомнил прокурор Феликс Кузнецов, в суд было передано дело фотографа, который снимал откровенные сцены и в процессе приставал к моделям — девушек он искал, подав недвусмысленное объявление в бегущую строку на телевидении.

Известный фотограф Евгений Синяткин, работающий в том числе в жанре ню и эротики, считает: подпольный рынок порнографии на экспорт в Новосибирске практически не развит. «Если взять все съемки, где есть обнаженные части тела, 90 % — это обычное художественное ню, где все скромно, 9,9 % — легкая эротика, где что-то видно, и только одна десятая процента клиентов просит чего-нибудь «пожестче», — рассказал Евгений.

Мнения экспертов о моральной стороне получения прибыли от торговли эротическими фото и видео не столь категоричны.

«Мне кажется, неэтично это предлагать в широком доступе, когда с этим могут столкнуться люди, которым это не нужно. Но есть люди, которым эта продукция нужна и полезна, и лишать их этого — своего рода дискриминация», —

категорична Инна Соснина, сексолог, директор сети магазинов «Казанова».

«Любое явление, кроме тех, которые нетерпимы в принципе, должно быть введено в какие-то законные рамки. А на данный момент рамок фактически нет. Не замалчивать это все, а придавать этому какой-то законный характер и порядок», — резюмирует Павел Яровой.

Александр Агафонов

Фото thinkstockphotos.com

оцените материал

    Поделиться

    Поделиться

    Увидели опечатку?
    Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
    Неправда
    19 фев 2014 в 08:11

    порнография нужна и полезна? не может быть ни нужным ни полезным лишенный чувств половой акт, доведенный до механизма как некое дьявольское упражнение. секс не отьемлемая часть любви. порно рушит все прекрасное в этом чувстве оставляя только плоть замученную неестественным соитием на потеху тем кому это "полезно и нужно"

    дэйзи
    19 фев 2014 в 00:43

    можно было и больше дать педопорнографу. порнография несовершеннолетних недопустима.

    по-моему, очень правильное мнение у Инны Сосниной, не столько даже категоричное, сколько принципиальное.

    а вот все, что написано после слов "Станислав Граховский предостерегает" и до слов "уверен психиатр" - моя не понимать! сколько ни силюсь понять, о чем там речь, не получается. )

    19 фев 2014 в 08:30

    среди всех эпизодов каков процент изнасилований? сдается мне срок маловат