4 июля суббота
СЕЙЧАС +19°С

«Абсолютно непонятно, как это будет» - новосибирский яхтсмен уходит в одиночную кругосветку

Поделиться

Пирс яхтклуба «Наука». Александр Руднев ставит паруса на яхте класса «Рикошет» - судно длинной 5 с половиной метров изначально предназначено для несложных прогулок на закрытых водоемах. И не более.

Авантюрист?…Сумасшедший?…

Три года и 20 тысяч долларов ушло у Александра на модернизацию стандартной конструкции. Усиленный корпус, выдвижной киль, за счет дополнительных герметичных емкостей повышена плавучесть. Но несмотря на все «навороты» - это не знаменитые «Алые паруса» Федора Конюхова, на которой путешественник бороздил океанские просторы. Там все-таки было 20-метровое судно, построенное по спецзаказу, бортовой компьютер, автоматическое управление парусами, спутниковая связь. Здесь – только банальная система GPS-навигации и стандартный буй системы КОСПАС-САРСАТ. Если успеет яхтсмен при ЧП выбросить его за борт – буй подаст сигнал SOS на спутник. Но не факт, что на сигнал из точки катастрофы где-нибудь в Тихом океане выйдут спасатели. Александр признается, что идти через океан на такой скорлупке страшновато. Но желание осуществить детскую мечту сильнее. А для этого ничего не жалко поставить на кон.

- Я хожу на яхтах 30 лет. И с 13 лет, эта мечта живет. И кто занимается этим столько лет, наверное, остается мальчишкой в душе,- говорит Александр, мечтательно смотря на привычные взгляду любого пляжника острова Тянь-Вань. И добавляет: -Это моя мечта – увидеть этот мир. Не так – прилетел на самолете, поселили в пятизвездочном отеле и все прочее. А пройти тем путем, как ходил Магеллан, ходил Кук.

Из Владивостока новосибирская яхта, названная «Фалько» (в честь сподвижника знаменитого Жака Ива Кусто) возьмет курс на Корейский пролив. Потом с юга обогнет Японию и пойдет на Марианские острова. Марианская впадина – самое глубокое место в мире: «Я очень хочу пройти над Марианской впадиной, я хочу сказать – да, я там был. Мало кто может это сказать», - рассказывает Александр, пытаясь поймать в паруса хоть крохи ветра над водохранилищем. В кругосветке перед ним такая проблема вряд ли встанет – огибать мыс Горн, канонизированные в сотнях приключенческих романов «ревущие сороковые», придется как раз в сезон штормов.

- Мыс Горн – для яхтсменов, как Эверест для альпинистов. Это и есть самое страшное? – Ну, переворачиваться-то я буду, и не раз, - отвечает капитан. Пять комплектов парусов, надежный ремень, которым Руднев пристегнут к борту, плюс принцип «ваньки-встаньки» - яхта при перевороте на 20-метровых волнах сама встает на ровный киль. Не так страшно буйство природы, как бюрократические барьеры : «Я пытался согласовать какой-то маршрут с несколькими странами. Визовые службы, которые работают в России, требуют конкретный порт прихода, конкретные сроки прихода, кто там за меня поручится. Это просто нереально». Так и идет, как говорится, явочным порядком, получив только южнокорейскую визу, капитан Руднев в океан. По морскому законодательству ему обязаны дать возможность заправиться водой и едой в любом порту, прежде, чем официально заявить о выдворении из страны.

«Сумасшедший» - так отзываются об Александре Рудневе и его жена, и его коллеги по парусному спорту. Улий Ульяницкий, член Новосибирской ассоциации парусных катамаранов класса «Торнадо», владелец яхты, близкой по классу к той, что выбрал для путешествия Руднев, недоумевает: «Пожелаю удачи этому человеку…И самое главное, чтобы его где-нибудь в ближайшем порту арестовали и отправили на родину – до первого переворота на волне. Пока его судно, как и любая яхта этого класса в открытом море не превратилась в неуправляемое бревно». Нет, отвечает путешественник-экстремал. Всю жизнь, мол, шел к этому – теперь дочка поступила в институт, семья всем обеспечена, частный бизнес работает отлично и во время отсутствия директора – настало время отдавать долги мечтам юности. «Все будет хорошо» - , говорит Александр, устанавливая курс на автопилоте – есть и такое устройство на его судне. Жена Наталья на эту тему с журналистами разговаривать не хочет – она, как Ассоль, просто будет ждать свои паруса…Обычного белого цвета – нет там логотипов спонсоров, привычных глазу телезрителя буржуйских парусных регат. Пытался было путешественник обращаться к местным финансовым воротилам – но их его идея не заинтересовала. Да и пусть, своих сбережений хватило – с другой стороны, деньги спонсоров, это ведь определенные обязательства. А идея – в полной независимости…

Мы заходим на базу, за волнолом. Уже убраны паруса, включен подвесной мотор. И все-таки – Жюля Верна ведь все в детстве читали, Грин был наизусть выучен, в конце концов, чтобы сдать макулатуру и получить за это заветный талончик на покупку «Приключений капитана Блада» ночью очередь занимали - ведь было?…Мы здесь, а он рвется туда – 60-70 морских миль в сутки средняя скорость, полтора-два года займет все путешествие, финиш в Санкт-Петербурге – это программа-минимум, а заветный план – дойти до Обской губы, расталкивая форштевнем льды и финишировать в Новосибирске…

Улыбаясь, Руднев цитирует Юрия Визбора:

«Я когда-то состарюсь, память временем смоет,

Если будут подарки мне к тому рубежу

Не дарите мне берег, подарите мне море

Я за это, ребята, вам спасибо скажу»

Артем Шершнев, специально для НГС

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!